Украина гордится что воюет с Россией, но почему-то она пытается всеми возможными способами прикрыть проект «Северный поток 2», который оставил бы ее без транзита от страны-агрессора. Где логика?

Последние годы Украина активно борется против строительства новых российских газопроводов, акцентируя внимание на «российской агрессии» и том, что европейцы финансируют РФ. Однако в то же время, сама Украина по-прежнему перекачивает газ из РФ в страны ЕС и, несмотря на «российскую агрессию», отказываться от этой практики не собирается. Иными словами, Украина намерена и дальше способствовать продажам российского газа в ЕС.

русскийтранзит

Киев называет сохранение прокачки российского газа через Украину вопросом безопасности, а заместитель министра иностранных дел Украины по вопросам европейской интеграции Елена Зеркаль заявляла, что только украинская труба якобы является гарантией от вторжения российских войск в Украину, упрекая ЕС в непонимании этого фактора. «Вопрос ГТС – это вопрос нашей безопасности, потому что, действительно, для нас существование этого маршрута поставки газа в Европу является определенным фактором обеспечения невторжения Путина полностью на территорию Украины в военном режиме. И это то, что очень слабо понимают европейцы. По крайней мере, они говорят, что это не очень понимают», – заявила Зеркаль.

Сама по себе возможность прекращения прокачки газа через Украину вызывает панику в Киеве, однако дело тут, скорее, в финансовом вопросе. В рассуждения Зеркаль в данном случае нет никакой логики. Как раз, наоборот, вторжение россиян могло бы позволить им взять под контроль украинскую ГТС, однако они вместо этого строят обходные газопроводы, вкладывая в это строительство огромные средства. Разве так поступает тот, кто собирается вторгаться и захватывать? Наоборот, строительство обходных путей является гарантией того, что Украина перестанет быть ценным объектом для РФ, а у российских лидеров не возникнет соблазна ее захватывать.

Порошенко называет строительство «Северной потока 2» элементом «гибридной войны против Украины». Министр иностранных дел Украины Павел Климкин убежден, что Россия обязательно прекратит транзит газа после запуска обходного газопровода и требует от ЕС воспрепятствовать этому и не лишать Киев российских денег, а их Украина получает немало.

Только за прошлый год украинская газо-транспортная система (ГТС) прокачала транзитом 93,5 млрд кубометров российского газа, получив за это 3 миллиарда долларов выручки, а это 2,6% ВВП страны. Для Украины крайне важно сохранить свое положение транзитера и посредника, от которого в какой-то степени зависят европейские страны, так как это позволяет Киеву не только получать крупные суммы, но привлекать к себе и своим проблемам больше внимания, а также выдвигать определенные требования.

«Взаимозависимость Европы и Украины заметно нивелируется. А значит, европейцев будет меньше интересовать, что творится в Украине, так как на поставки газа в их дома и квартиры ситуация в нашей стране будет влиять все меньше», – говорит эксперт аналитического центра «Украинский институт будущего» Андриан Прокип, прогнозируя перспективы сокращения прокачки газа через Украину.

После запуска новых газопроводов Украина все равно будет прокачивать российский газ, но его объем будет значительно меньше. Министр экономики Германии Петер Альтмайер заявил в августе, что транзит российского газа в Европу через украинскую ГТС, после ввода в действие «Северного потока — 2», должен сохраниться в объеме от 30 до 40 миллиардов кубометров. Проще говоря, доходы Киева от прокачки российского газа сократятся примерно на две трети, если Украина не повысит существенно цену за прокачку оставшейся трети от нынешнего объема.

Снижение прибыли от прокачки газа приведет к еще большему росту цен и на внутреннем рынке Украины, так как своих запасов газа у Украины недостаточно. Собственная добыча газа в Украине составила в 2017 году 15,2 млрд кубометров, а потребление — 31,9 млрд куб. м.

«Остановка транзита приведет к потере Украиной существенного дохода и повлияет на способность закупать газ за рубежом. В свою очередь, это может привести к росту цен на газ внутри страны. Газотранспортную систему будет нецелесообразно поддерживать в рабочем состоянии. По сути, исчезнет целая отрасль энергетического сектора. Тысячи людей, профессионалов будут вынуждены искать новую работу. Украина останется одна со своими проблемами», — говорит аналитик Центра исследований энергетики Александр Ярощук.

В этом году президент Порошенко предложил ЕС из своего кармана платить за транзит российского газа через Украину. Однако российский эксперт Станислав Митрахович говорит, что ЕС вряд ли захочет брать на себя дополнительные риски и платить дополнительные средства, которые к тому же будут заложены в стоимость газа для европейских потребителей. «В этом случае именно ЕС придётся взять на себя все риски, связанные с Украиной. А на протяжении последних лет европейские страны активно уклонялись от этой ответственности, перекладывая её на «Газпром». Что бы ни говорил Порошенко, вероятность того, что они на это вообще согласятся, слишком мала», — говорит Митрахович.

Однако украинская ГТС еще советских времен постройки – она требует модернизации и, соответственно, вложения крупных средств. Еще в 2017 году украинская компания «Укртрансгаз» сообщала о возможном выходе из строя ряда объектов ГТС из-за отказа от реализации проектов реконструкции и модернизации. Украинской системе газопроводов уже более 40 лет и она существенно уступает по эффективности и экологичности современным аналогам. Ещё в 2011 году британская компания Mott MacDonald подсчитала, что реконструкция и модернизация ГТС обойдется как минимум в $4,8 млрд. за семилетний период. И дело в том, что у Украины таких средств нет, РФ не будет вкладывать средства в Украину, а для ЕС дешевле подключиться к новым газопроводам. Однако здесь в дело вступает четвертый игрок газового рынка – американские газовые компании.

В этой экономической борьбе против новых российских газопроводов интересы Киева частично совпадают с интересами США. 12 декабря Конгресс США принял резолюцию против строительства «Северного потока-2». Ранее Палата представителей США выступила за санкции против «Северного потока-2» и призвала ЕС отказаться от этого проекта. Сразу же вслед за США и Европарламент принял резолюцию против этого газопровода, хотя резолюции Европарламента и не имеют законодательной силы для отдельных стран (в частности Германии). Только для американцев важность здесь представляет, конечно, не сохранение украинского транзита, а покупка ЕС сжиженного газа именно у США. Однако если США удастся осуществить свои планы в полной мере, то и Украина затем лишится значительной части своих доходов от прокачки российского газа.

«В общем-то, для Украины нет разницы, по какой причине опустеет наша труба: из-за того, что газ пойдёт по «Северному потоку — 2», или же из-за того, что он не пойдёт в Европу в принципе. Труба-то всё равно пустая», — отмечает украинский эксперт, специалист отдела продаж долговых ценных бумаг Dragon Capital Сергей Фурса.

В данном контексте следует обратить внимание на недавний визит в Украину министра энергетики США Рика Перри, который поблагодарил Порошенко за борьбу против «Северного потока-2», пообещав союзникам США доступ к своим энергоресурсам. «Спасибо, президент Петр Порошенко, за вашу приверженность диверсификации энергетики. США по-прежнему выступают против «Северного потока-2» и любого источника энергии, который может быть заложником нестабильных государственных субъектов. США готовы предоставить нашим союзникам огромные и доступные запасы энергии», — написал Перри в Twitter.

Рик Перри пообещал Украине перспективу стать «Техасом для Европы», то есть поставщиком американского газа в ЕС, но… из ЕС. В этой схеме опять же не больше логики, чем в заявлениях Порошенко о «гибридной войне» с помощью новых газопроводов. «Вы можете не только быть основным поставщиком в плане завоза сжиженного газа через Польшу, а затем оттуда обеспечивать Европу», – заявил Перри.

Давайте просто взглянем на карту – Польша находится в Европе и она член ЕС! США предлагают поставлять сжиженный газ в Польшу, где уже построен терминал в Свиноуйсьце. Недавно Польша подписала обязательство 20 лет покупать американский сжиженный газ. Но зачем Украине завозить американский газ из Польши (которая в ЕС), чтобы затем поставлять его обратно в ЕС? Здесь либо что-то не так с логикой, либо с географией. Тем не менее, само желание министра энергетики США понятно – он пытается продать свой товар, неважно какими способами.

Немецкий политолог Александр Рар считает, что идет борьба за газовый рынок Германии, а сама Германия должна в этом плане действовать исходя из своих прагматических интересов, то есть руководствоваться вопросом цены.
«Да, альтернатива российскому газу есть. Это американский сжиженный газ. И немецкое правительство понимает, что все обвинения России в том, что она использует газ как политическое оружие, идут со стороны США и нужны для того, чтобы продавать американский газ в Европу. Это даже слепому видно. Но правительство Германии не хочет, чтобы его настолько шантажировали. Это не банановая республика, чтобы плясать под дудочку Америки во всех вопросах, особенно в тех, которые касаются напрямую немецкой экономики. Зачем покупать дорогой американский газ? Пожалуйста, поляки и прибалты это делают и наносят вред своему населению. Немцы хотят эти вопросы решать коммерчески», – говорит Александр Рар в интервью. По его мнению, нынешняя резолюция Европарламента не повиляет на строительство «Северного потока 2», так как она имеет лишь рекомендательный характер.

Не будем идеализировать никого из игроков этого газового рынка. Российскую компанию «Газпром» интересует в первую очередь прибыль от продажи своего газа. Руководство Украины интересует в первую очередь прибыль от транзита российского газа. Немецкие компании интересует прибыль – удешевления цены на газ и, соответственно, снижение себестоимости производства немецких товаров. Американские газовые компании тоже заинтересованы в прибыли от продажи своего газа, а чтобы продать более дорогой товар, нужно устранить с рынка конкурентов с более дешевым товаром.

Некоторые из игроков этого рынка могут, конечно, представлять свои экономические интересы в виде интересов политических или даже в форме вопросов безопасности. Однако политика это и есть концентрированное выражение экономики.

Advertisements