English version

Очередной визит делегации МВФ в Украине должна решить вопрос о дальнейшем выделении Киеву кредитов. В этот раз цена вопроса – 1 миллиард долларов. На Украине действует четырехлетняя программа финансовой помощи МВФ, которая предусматривает выделение 17,5 миллиарда долларов. В марте 2015 года был перечислен первый транш в 5 миллиардов долларов, в августе того же года — второй, на 1,7 миллиарда. В сентябре 2016 года Фонд перевёл третий транш кредита Украине на сумму один миллиард долларов. Но в 2017 году МВФ решил пересмотреть программу сотрудничества, обвиняя Украину в невыполнении его условий. Однако и выполнить требуемые условия нынешное украинское правительство не может, так как обладает очень низким уровнем доверия и популярности.

Сотрудничество Украины с МВФ началось еще в 1994 году, но до 2010 года речь шла о сравнительно небольших суммах. Еще в 2000м году Украина не фигурировала в списке крупнейших заемщиков МВФ, однако уже через 11 лет страна стала второй в этом списке: ее долг составил 14,2 млрд долларов. В этот период больше всего фонду задолжала только Румыния – 15 млрд. А на третьем месте оказалась Греция – 13,9 млрд.

По состоянию на 1 февраля Украина находится на 2-м месте в мире по сумме долгов перед МВФ и на 1-м месте в мире по размеру действующей программы с МВФ. На Грецию и Украину приходится почти половина всех кредитов, выданных МВФ. А на 5 стран — Греция, Украина, Пакистан, Египет и Португалия — 80%. Если в этом году Украина получит очередной транш, то выйдет на первое место по количеству долгов перед МВФ.

В свою очередь сами условия кредитов МВФ определяются странами, которые вносят наибольшие взносы в этот фонд. Естественно, у доноров МВФ тоже есть свои экономические интересы. Самым большим количеством голосов в МВФ обладают США (17,1%), Германия (6%), Япония (6,1%), Великобритания (5%), Франция (5%), Саудовская Аравия (3,2%), Китай (2,9%) и Россия (2,7%). Они большинством голосов предопределяют решения фонда и формируют требования фонда.

6 миллиардов за год

 

За 2017 год общий уровень государственного долга Украины увеличился на 6 млрд долларов, достигнув в целом 77 млрд долларов, а это 85% ВВП Украины, тогда как в 2013 году это было 40% ВВП. Соответственно, наибольшей расходной статьей госбюджета становится обслуживание государственного долга, на что приходится тратить более 3,5 млрд долларов год.

В период с 2018 по 2022 годы Украина должна будет выплатить 64,2 млрд долларов по всем государственным долговым обязательствам (даже не учитывая оспариваемого долга перед Российской Федерацией). Выплачивать предыдущие кредиты и проценты по ним можно только за счет новых кредитов, а их международные финансовые институты уже не столь охотно выделяют Украине, учитывая неблагоприятные экономические прогнозы, а если выделяют, то существенно повышают процент по кредитам.

Как утверждает украинский экономист Всеволод Степанюк: «Если мы не получим кредиты МВФ, то уже в следующем году Украина будет не в состоянии покрыть обязательства по долгам, а про 2019 год я вообще молчу».

В январе 2018 года народный депутат от Блока Петра Порошенко Виктор Пинзеник заявил фактически о том же: «Можно Валютный фонд любить, можно не любить, можно ненавидеть, но он Украине нужен, потому что альтернативы нет. Украинский внешний долг составляет $115 млрд, где-то половину нужно возвращать на протяжении одного года. Откуда? Какой источник? Без перекредитования удержать ситуацию невозможно».

Его слова подтвердил и МВФ в конце 2017 года: «Украина будет вынуждена вести переговоры о продлении финансовой помощи по линии МВФ на ближайшие 10−15 лет. В противном случае риск её дефолта по долгам перед западными финансовыми структурами резко возрастает уже в 2019—2020 годах».

Однако для предоставления кредитов МВФ требует от Украины разрешить приватизацию сельскохозяйственных земель, повысить пенсионный возраст, ввести антикоррупционный суд и приватизировать оставшиеся крупные предприятия. В первую очередь планируется продать имущество Одесского нефтеперерабатывающего завода, а также Одесский припортовый завод, Харьков-, Запорожье-, Николаев-, Хмельницкий-, Тернопольоблэнерго и Центрэнерго. Приватизация этих важнейших для экономики предприятий не только лишит бюджет значительной доли бюджетных поступлений, но и в перспективе вызовет рост цен на бензин, электроэнергию и химические удобрения, необходимые для сельского хозяйства.

Как заявлял украинский экономист Александр Дудчак: «Выполнение требований МВФ ради незначительных финансовых подачек, привело к ожидаемому результату – полному подчинению страны Фонду, переформатированию многих законов в интересах глобального капитала. И, как результат – обнищанию народа, неподъемной долговой зависимости, получению новых кредитов не ради развития, а для обслуживания долга».

По его мнению, аналогичную политику МВФ реализовывал во многих странах: «Украина далеко не первая страна, прошедшая путь вовлечения в кредитную зависимость и полного закабаления. Это технологии, поставившие на колени многие государства Латинской Америки, Африки, Азии. Теперь уже и Европы. Фонд диктует все более жесткие условия для получения денег», – говорит Александр Дудчак, подчеркивая, что Украину «крепко держит жесткий финансовый ошейник, избавится от него самостоятельно страна уже не сможет».

Политика МВФ в любых странах следует некоторым основополагающим принципам: свобода передвижения капиталов, приватизация, отказ от охраны окружающей среды, установление зависимости национальной валюты от доллара США и ограничение реальной денежной массы (что часто приводит к невыплатам зарплат и пособий), сокращение зарплат и ограничение прав работников и профсоюзов, минимизация бюджетных расходов на социальные программы (на образование, здравоохранение, социальное жилье, общественный транспорт). Не случайно, в октябре 2017 года Польша отказалась от 9,2 миллиарда долларов от МВФ. Однако ранее в ряде стран мира реализация программ МВФ косвенно привела к масштабным катастрофам.

Смертельное лекарство

Одной из первой «жертв МВФ» среди восточноевропейских стран стала «покойная» ныне Югославия, так как первой стала перестраивать свою экономику по рецептам МВФ еще в начале 1980х годов. На тот момент в Югославии ежегодный рост ВВП составлял в среднем 6,1 %, медицинское обслуживание было бесплатным, а средняя продолжительность жизни составляла 72 года. МВФ в 1980х последовательно требовал от Югославии сокращать государственные дотации в промышленность, что привело к закрытию ряда крупных предприятий и падению уровня жизни. Что касается отношений между регионами Югославии, МВФ требовал прекратить дополнительные дотации менее развитым регионам, таким, например, как Косово, что привело к падению уровня жизни в этих регионах, росту безработицы и усилению межнациональных конфликтов. Сербские националисты стали заявлять, что незачем выделять дотации Косово, а албанские националисты в Косово в ответ подняли вопрос о самоопределении.

В этом же контексте следует вспомнить и о печальном опыте реформ МВФ в Руанде. В 1989 г. Руанда получила у МВФ большой кредит, однако Руанда не смогла его выплатить в следующем году из-за обвала мировых цен на кофе (основной источник валютных поступлений Руанды). Расплатиться с предыдущим займом Руанда могла, только взяв новый кредит, который МВФ выдал при условии отказа страны от политики государственной поддержки фермерских хозяйств и девальвации руандийского франка. Это вызвало резкую инфляцию и обнищание населения. Как следствие, в стране вспыхнули межэтнические конфликты и печально известный геноцид в Руанде.

Аналогичная судьба ожидала еще одного из «клиентов» МВФ того периода – Сомали. После нескольких эфиопско-сомалийских войн (1977, 1978, 1982) экономика Сомали остро нуждалась в средствах. МВФ предоставил их Сомали под условием проведения политики «жесткой экономии», закупок по демпинговым ценам американского зерна и девальвации сомалийского шиллинга. Это разрушило традиционную сомалийскую экономику, основывавшуюся на кооперации между скотоводческими и земледельческими племенами. Девальвация привела к резкому удорожанию цен на топливо и удобрения, а закупки дешевого американского зерна по демпинговым ценам сделали невыгодным выращивание зерновых, что привело к разорению крестьян-земледельцев. Соответственно, они не смогли покупать товары в городах, что разорило горожан. Те, в свою очередь, не смогли покупать мясо у скотоводов. Соответственно, скотоводы не смогли содержать свои стада, и вынуждены были зарезать большую часть скота. Таким образом, вскоре вся экономика Сомали рухнула – эту несчастную страну уже десятки лет лихорадят непрекращающиеся гражданские войны, конца которым не видно. Сотни тысяч сомалийских беженцев поколениями проживают в лагерях в Кении или бегут в дальние страны, том числе и в страны Евросоюза.

Не менее печальна и история сотрудничества с МВФ в Латинской Америке, поэтому президент Боливии Эво Моралес в 2015 году заявил, что страны, сотрудничающие с Международным валютным фондом, продолжат испытывать проблемы и рассказал о негативном опыте своего государства. По его словам, предложения специалистов МВФ по преобразованиям и либерализации рынка стоили боливийской экономике значительной части доходов от нефти, которые президент Боливии оценил в $32 млрд за десять лет. «МВФ вместо того, чтобы советовать нам и оценивать, лучше бы подумал, как возместить ущерб Боливии и другим странам, где они навязали неолиберальную модель», – утверждал Эво Моралес.

Учитывая, историю сотрудничества других стран с МВФ, можно предположить, что Украине все-таки придется объявить дефолт или, как вариант, добиваться в будущем признания этих долгов «одиозными» (нелегитимными). Так, например, поступил в 2008 году Рафаэль Корреа, президент Эквадора, когда заявил, что государственный долг страны является одиозным, так как был создан предыдущим деспотическим и коррупционным режимом. Однако такая политика предполагает определенный уровень самостоятельности украинского правительства и решимости отстаивать экономические интересы своей страны.

Advertisements