На проходившей Мюнхенской конференции по безопасности обсуждался также вопрос о введении миротворческой миссии на Донбасс. Однако стороны так и не смогли согласовать и договориться по поводу формата этой миссии. Вопрос остался открытым, а военные действия вдоль линии разграничения на Донбассе продолжаются, практически ежедневно унося чью-то жизнь. Война длится уже четыре года и конца ей, похоже, не видно.

В чем же состоит суть противоречий и разногласий?

Начнем с того, что обе стороны по-разному трактуют само понятие «миротворцы», по-разному определяют их сферу деятельности, зону размещения, задачи и состав контингента.

В 2017 году Россия вносила в Совет безопасности ООН резолюцию о миротворцах на Донбассе, однако Киев был с ней категорически не согласен. В свою очередь, проект резолюции США, поддержанный Киевом, пока не поддерживают ни Россия, ни республики Донбасса.

Сам термин «миротворец» давно стал объектом манипуляции и может скрывать под собой все, что угодно. В данном контексте стоит напомнить, что украинский сайт под названием «Миротворец» является списком людей, подозреваемых в том, что они являются «врагами Украины», хотя людей вносят без какого-либо судебного решения, что не единожды было предметом критики даже со стороны западных партнеров. В 2016 году сайт «Миротворец» опубликовал персональные данные 4508 журналистов из разных стран, освещавших конфликт на Донбассе, что приравнивалось к «пособничеству террористам». В том же году послы стран «Большой семерки» (G7) выразили глубокую озабоченность в связи с деятельностью сайта «Миротворец», которая ставит под удар безопасность журналистов.

Бывший генсек НАТО Андерс фог Расмуссен, а ныне внештатный советник Порошенко, предлагает, следующую схему, поддержанную представителем США Куртом Волкером: многотысячный контингент «миротворцев» вводится на всю территорию республик Донбасса, берет под контроль местную администрацию и блокирует границу с Россией.

«Сейчас я думаю, самое основное, что миротворцы должны быть на границе Украины с РФ», – заявила на днях заместитель министра иностранных дел Украины Елена Зеркаль.

Миротворческий контингент в данном случае должен быть не менее численности вооруженных сил республик, то есть около 25 000 человек. Фактически такой план означает привлечение Киевом внешней стороны для силовой реинтеграции Донбасса. Однако у миротворческой миссии не будет мандата на активное применение вооружения, поэтому России необходимо будет обеспечить прекращение огня местными формированиями, а властям самопровозглашенных республик придется публично и открыто принять условия работы миротворцев. Иными словами, разоружение и принуждение ополченцев Донбасса должна будет осуществить Россия, после чего силы международной миссии займут территорию непризнанных республик, будут не только охранять границу с РФ, но и осуществлять полицейские функции. Они же должны будут подготовить дальнейшее реинтеграцию с Украиной и восстановление нарушенных связей.

Что в этом плане бывшего генсека НАТО стоит особо подчеркнуть так это то, что России фактически предлагается ввести войска, разоружить ополченцев, передав территории под контроль миссии, которая подготовит их для передачи Украине. Аналогичная позиция высказывается и в докладе «Могут ли объединенные нации объединить Украину?» американского аналитического института Хадсона. «Москве нужно оказать давление на лидеров Донецкой Народной Республики (ДНР) и Луганской Народной Республики (ЛНР), чтобы они приняли миротворцев и завершили свои военные операции».

Помимо этого, в докладе говорится и о необходимости убедить Россию в том, чтобы участие в миротворческом контингенте, кроме нейтральных стран, приняли и некоторые страны НАТО (в частности, Италия, Румыния). Стоимость содержания миссии, по предварительным оценкам, около 1 миллиарда евро в год. Возглавить миссию предлагают Швеции, и она готова предоставить свои войска, если на это согласятся Россия и Запад. Об этом в ходе Мюнхенской конференции по вопросам безопасности заявил министр обороны Швеции Питер Хултквист. Беларусь тоже была готова принять участие в миротворческой миссии. Такое заявление сделал президент Беларуси Александр Лукашенко после встречи министра иностранных дел Республики Беларусь Владимира Макея со спецпредставителем Госдепартамента США по вопросам Украины Куртом Волкерм. Однако Украина возражает, так как не считает Белоруссию нейтральной стороной, поскольку та состоит в ОДКБ (Организации договора о коллективной безопасности).

Введение миссии миротворцев должно происходить поэтапно: сначала два месяца она должна постепенно размещаться вдоль линии соприкосновения, а затем два месяца выходить на границу РФ и республик Донбасса (официальную границу Украины). Однако, по плану Расмуссена, это будет одна резолюция, чтобы Россия не смогла заблокировать ее на одном из этапов, если что-то «пойдет не так». Иными словами, если Россия проголосует «за», то поддержит миссию целиком, если «против», то отвергнет целиком.

Естественно, этот план отвергает руководство непризнанных республик. Хотя надо признать, что это пока еще «черновой вариант», который не внесен в Совбез ООН, то есть его будут дорабатывать и согласовывать.

Формально, пока имеется только российский проект в Совете Безопасности ООН. США и Киев свои варианты только озвучивают, но еще не подают конкретной резолюции.

Вариант замораживания конфликта

Вариант миротворческой миссии, предлагавшийся Россией, предполагает ведение миротворческой миссии из третьих стран только на линию разграничения – между сторонами конфликта, чтобы воспрепятствовать взаимным обстрелам. Фактически миссии ОБСЕ предлагается придать вооруженную охрану, размещенную между противоборствующими сторонами. Данный вариант, критикуется США и Киевом, которые называют его «замораживанием конфликта», как это произошло в Приднестровье.

Основным условием введения миротворческого контингента в любом случае является согласие обоих сторон конфликта, однако по этому поводу тоже имеются разночтения. Киев отказывается вести любые переговоры непосредственно с ДНР/ЛНР и вообще считать их сторонами конфликта. Порошенко требует от Запада «дожать Россию» в этом вопросе.

«Для того чтобы была введена в Украине полномасштабная миссия миротворцев, которая обеспечит возвращение этих территорий под украинский суверенитет, для этого необходимо только одно дело – дожать Россию», – сказал президент Украины на Мюнхенской конференции. В свою очередь РФ утверждает, что окончательное согласие или несогласие должно выразить руководство непризнанных республик, как одна из сторон конфликта.

Можно сказать, что имеются три варианта развития событий:

1) Продолжение вялотекущих военных действий, как это происходит в Нагорном Карабахе вот уже почти тридцать лет, без существенных изменений, но с регулярными обстрелами.

2) Вариант формирования «нового Приднестровья» или ситуации, сложившейся на Кипре, к чему может привести предложенный РФ план.

3) Вариант вталкивания республик Донбасса назад в Украину при помощи РФ, НАТО и третьих стран.

Каждый из вариантов не удовлетворяет ту или иную сторону и, следовательно, дальнейшие переговоры и консультации, вероятно, сосредоточатся на попытках обмануть оппонента в формулировках, вынудив дать согласие на внешне безобидную и миролюбивую формулу, спрятав суть во фразах, допускающих двоякое прочтение. В данном контексте достаточно вспомнить голосование в Совбезе ООН в 2011 году по поводу «введения бесполетной зоны над Ливией», что в реальности означало не только борьбу с ливийской авиацией, но и бомбежки правительственных сил и объектов инфраструктуры, хотя это напрямую не следует из формулировки «бесполетная зона».

Можно также предположить, что в случае осуществления плана Расмуссена, сотни тысяч жителей Донбасса хлынут в Россию, при этом они будут ощущать себя преданными и обманутыми российским руководством. И это не может не подорвать рейтинги популярности правительства РФ. В случае же введения миротворцев на линию разграничения и реального прекращения военных действий, массы украинских военных и недовольных националистических формирований хлынут в Киев, и могут смести нынешнее украинское правительство, заменив его еще более воинственным и националистическим.

Кажется, у Киева нет никаких серьезных оснований для действительного прекращения военного конфликта. Пока идет конфликт, внутренние проблемы на Украине отходят на второй план, а на критику правительства всегда можно ответить ссылками на то, что идет война. Пока длится конфликт, Киев будет получать материальную помощь стран Запада, а также реализовывать коррупционные схемы по «распилу» военного бюджета. Следовательно, не стоит ожидать в этом году существенного продвижения по вопросу о прекращении военных действий, как это ни печально может звучать для жителей многострадального региона.

 

Advertisements