Второй тур недавних украинских выборов показал достаточно интересную картину распределения голосов по регионам. Действующий президент Петр Порошенко, строивший свою предвыборную кампанию на национализме, милитаризме и противопоставлении себя Путину, победил только в одном регионе Украине – в Львовской области и некоторых сопредельных районах Тернопольской и Ивано-Франковской областей. Это и есть исторический регион под названием Галичина (или Галиция в русской интерпретации). Петра Порошенко уже в шутку называют президентом Галичины. Его предвыборная программа и политика на первом сроке правления оказалась по душе жителям лишь одного региона – того самого, который дал большинство кадров на Майдан в 2014 году, а в годы Второй мировой войны был основной базой для националистов из ОУН, чему предпосылкой в какой-то степени была историческая принадлежность региона Австро-Венгрии до ее распада в 1918 году.

Вскоре после выборов СБУ возбудило дело по факту опроса под названием «Мнения и взгляды жителей Галичины апрель-май 2019», который проводило вполне уважаемое агентство КМИС (Киевский международный институт социологии). В опросе, в частности, жителей региона спрашивали:

“Какой вы видите судьбу Галичины?”

Варианты ответа:

  1. В составе унитарной Украины в рамках действующей Конституции;
  2. В составе унитарной децентрализованной Украины, где области и местное самоуправление получают широкие полномочия и большую бюджетную самостоятельность;
  3. Галичина должна стать субъектом федерации в составе федеративной Украины;
  4. Галичина должна стать отдельным независимым государством, включая Львовскую, Ивано-Франковскую и Тернопольскую области;
  5. Галичина должна присоединиться к Польше.

И уже даже факт такого опроса чрезвычайно встревожил спецслужбы Украины. Генеральный директор КМИС Владимир Паниотто в ответ на возбуждение дела «о сепаратизме» заявил, что КМИС проводил этот опрос именно с целью выявить признаки сепаратизма в Галичине. Социологи попали под удар даже за попытку узнать мнение.

Стоит отметить, что в западноукраинских изданиях уже давно мелькает идея о создании некой Западноукраинской республики. По их мнению, Галичина без «пророссийских» областей (к которым относят все прочие области) могла бы быстрее интегрироваться в ЕС. В 2017 году редактор львовской Интернет-газеты «Збруч», Орест Друль прямо заявил в статье «Галицкий сепаратизм, как он есть»: «Галичина в представлении галичан – могу поделиться страшной тайной – это и есть Украина, чистая Украина без России и без всего 363-летнего нанесенного ига», намекая на 363-летний период сосуществования России и большей части Украины в одном государстве.

Предпосылкой сепаратистских настроений в западной Украине (не только галицкого, но и закарпатского, и буковинского) является тот факт, что эти регионы веками жили в отрыве от остальной части Украины. В результате этого здесь сформировались свои культурные особенности, иные традиции, не говоря уже о диалектах и религиозных различиях. Человека из Галичины или Закарпатья в центральных частях Украины сразу же узнают по говору. В Львове он называется «Львівська ґвара» и существенно отличается от литературного украинского языка. Коренному жителю Киева или Полтавы сложно понять этот диалект, а еще труднее – Закарпатский диалект.

«Галичина в представлении галичан – это и есть Украина, чистая Украина без России и без всего 363-летнего нанесенного ига»

Западная и центральная Украина существенно отличаются и в традиционной кухне, и в обрядах похорон и свадеб. Масса подобных мелочей и различий исторически приводила к тому, что в центральной и восточной Украине с подозрением относились к «западенцам», а они в свою очередь отвечали тем же. В селах центральной Украины до сих пор с подозрением смотрят на невесту, привезенную их односельчанином из Галичины, называя ее «западенкой», а в западной Украине с таким же подозрением смотрят на невесту из центральной Украины, называя ее «москалькой», хотя она может быть типичной украинкой из полтавского села.

Стоит отметить, что даже на революционной волне сто лет назад на западной Украине возникла отдельная Галицкая Советская республика – не бывшая частью уже существовавшей Украинской Советской республики. Ее официальными языками были провозглашены польский, украинский и идиш. Правда, просуществовала она недолго и вскоре отошла Польше.

В независимой Украине (после 1991) вспышки галицкого сепаратизма были обратно пропорциональны вспышкам сепаратизма в юго-восточных регионах. Если Киев делал реверанс в сторону востока, пробуждался западный сепаратизм, а если делал реверанс в сторону запада – пробуждался сепаратизм в Крыму, на Донбассе, в Бессарабии и т.д. При президенте Ющенко оппозиция твердила о «засилье галичан» в коридорах власти, а при президенте Януковиче уже другая оппозиция твердила о «засилье донецких» в коридорах власти.

Прошлый раз галицкий сепаратизм вспыхнул в ходе Майдана, в январе 2014 года, когда в ответ на попытки разгона Януковичем протестующих на Майдане, на западной Украине заговорили об отделении, начались захваты областных администраций и оружия в местных отделениях полиции. Буквально через три месяца, после победы Майдана, все то же самое стали делать и жители Донбасса, которым, по сути, галичане подали пример. И каково же было удивление в Донецке, когда «весь цивилизованный мир» стал их за это осуждать, хотя буквально пару месяцев до этого «благословлял» аналогичные действия в западной Украине. Сепаратизм Донецка, по сути, это зеркальное отражение сепаратизма Львова. Если бы Янукович в 2014 году все-таки подавил Майдан, то «Антитеррористическая операция» (АТО) все равно бы шла, только на этот раз в западной Украине. Киев был бы под санкциями Запада, а западноукраинским сепаратистам потихоньку подбрасывали бы оружие из восточной Европы.

Однако особенности Украины еще и в том, что все виды сепаратизма, бытующие в этом государстве, не нацелены на развитие какой-то своей идентичности. Галицкий сепаратизм просится в Европу или назад в лоно своей «бабушки-Австрии». Восточные виды сепаратизма просятся назад в СССР или к «матушке-России». Как писал в 2017 году украинский журналист Александр Вольский: «По сути, последние полтора десятилетия отечественная политика сводилась к дискуссии между проевропейскими и пророссийскими «крысами», в какую сторону бежать с тонущего корабля».

Есть ли какие-либо предпосылки для дальнейшего развития галицкого сепаратизма и реального отделения Галичины от Киева? На данный момент вряд ли. Какая-нибудь самопровозглашенная западноукраинская республика не сможет существовать в изоляции без помощи из ЕС. Львовские круги, откровенно «исповедующие» галицкий сепаратизм, – это пока преимущественно интеллектуалы-эстэты, занимающиеся выдумыванием своей геральдики, составлением словарей галицкого диалекта и подгоняющие философскую базу под теории об обособленности «чистой Галичины» от «не совсем чистой» остальной Украины.

Однако все может измениться. Например если республики Донбасса воссоединяться с Украиной с сохранением гражданских и культурных прав жителей этих республик, что вызовет обязательный протест в Галичине, где желают вернуть лишь территории, но без «пророссийских» жителей.

Advertisements